Чемпион СССР 1936(о), 1938, 1939, 1952, 1953, 1956, 1958, 1962, 1969, 1979, 1987, 1989 Кубок СССР 1938, 1939, 1946, 1947, 1950, 1958, 1963, 1965, 1971, 1992 Чемпион России 1992, 1993, 1994, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2017 Кубок России 1994, 1998, 2003 Призы
Материалы по теме
 
Новость

MATCHTV.RU | МАССИМО КАРРЕРА: «МНЕ НРАВИТСЯ ПЕТЬ, НО НЕ ЛЮБЛЮ РОК»

Евгений Дзичковский побывал в Тарасовке как раз тогда, когда главный тренер «Спартака» смотрел фильм «Матч ТВ» про самого себя. После чего поговорил с итальянцем не только и не столько о футболе.

В тарасовской столовой, где когда-то чародейстовала борщевых дел мастер Анна Павловна, теперь пахнет рукколой и базиликом. Радуга ароматов понятна: с февраля команду потчует соотечественник Карреры Вальтер Бри, человек, ставший исполнительным директором войны с яичницей. И вот скажи теперь, что он ошибался, пусть даже за этой историей стоит какая-нибудь личная куриная неприязнь. Стоило «Спартаку» повелеть яйцам: «Вон из футбола!», как он снес себе яичко золотое, чемпионское. Знать бы раньше. А то все на тактику грешили, да на известный подточеный дух.

В тон рукколе и букет профессионалов. Четыре итальянских спеца (тренеры Мальфатти, Риомми, Д’Урбано и реабилитолог Мантовани) окружают пятого – Самого. Хоть они и разбавлены слегка россиянином Юханом Гераскиным, украинцем Романом Пилипчуком и испанцем Нойей Сальсесом, да только в среду вечером в Тарасовку прибыл еще один человек с дерзким оранжевым чемоданом. Как раз тот самый повар Вальтер. Хотя думалось, что поваров толщиной с саблю не бывает.

Впрочем, он специализируется на спортивном и веганском меню. Отчего за футболистов неспокойно. Как бы и на рукколу лимиты не ввели. Чтоб не переедали. По два стебля в руки, за крайним не занимать.

Количество едоков-чемпионов в Тарасовке сейчас меньше числа кормящих. Многие в сборных. Однако, продукцию пищеблока неплохо поедает дубль. Да и из основы авторитеты тоже не прочь вкусить. Вот они все – в тарасовском списке под внезапной фотографией, соединившей века.

Ужин Каррера обустроил так, чтобы его патетический финал пришелся на бодрый старт телефильма, снятого на канале «Матч ТВ» Георгием Кудиновым и Кириллом Пупшевым. Обязательного сбора команды у столовских голубых экранов не было. Кто хотел, тот смотрел. Каррера – хотел. Его помощники тоже. По крайней мере, это фигурировало на их лицах.

В целом, мероприятие цели достигло. Массимо в основном улыбался, другие вторили шефу. Лишь однажды Аттила Мальфатти вскричал «Марчелло!», завидев кого-то на экране. Я вгляделся вслед. Не Мастроянни. Значит, знакомый, которого кудрявый помощник Карреры почему-то никак не ожидал увидеть на экране в ту минуту. А может, в том сценарном изгибе.

Ну, а после просмотра мы с Каррерой устроились в конференц-зале футбольной базы и повели разговор о новинках кинематографа.

— Понравился вам фильм, Массимо?
— Очень. Было приятно еще раз увидеть и пережить тот праздник, который мне устроили на родине в Бергамо. Дом, друзья, семья и конечно же футбол – в этом кино есть все, что составляет мою жизнь.

— Пришлось ли вам, как главному герою, задействовать актерские способности?
— Нет-нет. Я тут такой, какой я есть. В Италии говорят – как хлеб и вода. Абсолютно нормальный человек, который любит своих близких и футбол.

— На экране вы пели песню. Что за композиция?
— Ее сочинил тот парень, с которым мы вместе пели. И посвятил мне. Песне много лет, я исполняю ее не впервые. Она была написана еще когда я был игроком, в тот год, когда ушел из «Аталанты» в «Наполи».

— Вообще любите петь или делаете это как большинство людей – в душе?
— Ну, я не певец, конечно, но попеть всегда не против.

— И слух есть?
— Я-то думал, это понятно из фильма. Слух есть, да. Особенно, чтобы слушать музыку. И чуть в меньшей степени – чтобы петь самому.

— Большой оперный композитор Гаэтано Доницетти жил и творил в Бергамо. Как относитесь к классике?
— Прекрасно. Как и почти ко всем жанрам – регги, поп… Не могу найти в душе лишь место для рока, хеви-метала и прочей тяжести.

— У вас действительно есть фан-клуб в Бергамо?
— Его основали мои друзья еще в ту пору, когда я выступал за «Аталанту». Подарил им помню, несколько футболок и фотографий. Когда есть возможность, с удовольствием туда заглядываю.

— В фильме показан праздник, посвященный вашему приезду домой. С элементами застолья. Какие блюда в итальянской кухне считаются праздничными?
— Для Бергамо типичное угощение в праздник – пельмешки с ветчиной и в сливочном масле. Да, равиоли. И полента. Это что-то вроде пудинга или остывшей плотной каши из кукурузной муки, которую режут на куски и едят вместо хлеба. Раньше это считалось «хлебом бедных». А сейчас вполне самостоятельное блюдо.

— Знакомы с баскетбольным гуру Этторе Мессиной?
— Лично нет, но слышал, конечно. Знаю, что он побеждал в России.

— Так вот он как-то сформулировал главное отличие итальянцев от других народов: у вас паста – в обед, а пицца вечером. Остальные предпочитают обратный порядок.
— Хм, пожалуй, это действительно так. Мы считаем макароны обеденным блюдом, а пиццой или еще чем посущественнее ужинаем.

— Какая из разновидностей пасты вам милей?
— Все! Карбонара или с соусом песто – не так важно, главное, чтобы это была настоящая паста.

— Толстые короткие или длинные тонкие? Форма макаронин имеет значение?
— Классические спагетти лучше. И не слишком мягкие, al dente.

— К ним красное или белое?
— Красное. Раньше пил пиво, но когда приехал в Бергамо, стал потихоньку дегустировать красные вина. И понял – это мое. Сорт? Главное, чтобы сухое, а не игристое.

— Что вам полюбилось за время работы в России из русских блюд?
— (Тут Каррера произнес удивительную по консерватизму фразу). В России я дегустировал только борщ. Очень понравилось. Когда в нашей столовой дают борщ, ем с удовольствием. А других русских блюд не пробовал.

— Фантастика.
— Не поймите превратно. Это не значит, что русская кухня плоха. Просто я предпочитаю питаться по-итальянски. Даже здесь, в России. Не ищу новых вкусовых ощущений, не экспериментатор. Ем, что нравится, вот и все.

— Наша кухня за рубежом порой отличается от оригинала. С итальянской не так?

— В тех ресторанах, где я бываю, итальянские повара, поэтому никакого отличия нет.

— Рукколой в столовой «Спартака» пахнет с вашей подачи?
— В том числе. Полезная ведь штука. Постарался сразу донести до всех: команда состоит из спортсменов, а не из простых людей. И чтобы быть спортсменом, нужно правильно питаться. Игрок – та же машина! А ей подавай хорошее масло, высооктановый бензин – тогда будут и скорость, и отдача, и вообще максимум на поле.

— Повар Вальтер дает «Спартаку» такой «бензин»?
— И Вальтер, и Сара Фабрис – диетолог-нутриционист. Они моделируют для команды тот режим питания, который позволяет телам выдавать больший КПД.

— А как насчет новых тренеров? Кто эти люди?
— Джорджо Д’Урбано отвечает за физподготовку. Работал в «Аталанте», когда я там играл, тренировал легенду горных лыж Альберто Томбу и волейболистов. Очень опытный, мэтр. Потому я его и пригласил. С Аттила Мальфатти тоже пересекался, но в «Ювентусе». У него прекрасные наработки по молодежи, которую Аттила долго тренировал.

— Объясните, с чем связан уход китайского доктора Лю Хуншена? Почему его иголки и пиявки стали не нужны «Спартаку»?
— Не то чтобы не нужны: Лю, возможно, будет появляться в команде, если игроки станут в нем нуждаться. Я знал о решении не продлевать с ним контракт и отчасти поддержал. Но принимал его не я.

— Он ведь и вам колено лечил?
— Да, его иголки мне помогли.

— Знакомы с Невио Скалой?
— Наши команды играли друг против друга, но плотно мы не общались. В том числе и на тему «Спартака».

— Скала давненько фермер, бороздит Пьемонт на тракторе. У вас есть земельный надел, где окучиваете какую-нибудь флору?
— О, нет, это точно не для меня. Погружен в футбол. А когда футбола не будет, постараюсь уделять максимум времени жене.

— У нее и у вас появились любимые места в Москве?
— Только рестораны. В девяти случаях из десяти – итальянские.

— Мы достаточно размялись перед футбольными вопросами. Скажите, вам знакомо выражение «синдром достигнутой цели»?
— Нет.

— Это когда после хорошо выполненной работы и прекрасного результата наступает спад.
— Может, потому это выражение мне и не знакомо.

— У вас никогда не было спадов?
— Они есть у всех. Но то, что произошло в конце мая, для меня уже закончилось. Мы молодцы, однако книга дописана, закрыта и отложена. Передо мной снова чистый лист. Вы же видели в фильме – я не выставляю свои медали и кубки напоказ. Стоят себе на дальней полке, как память, а не для похвальбы. Чемпионские майки с автографами и вовсе лежат в сундуке, а сундук в гараже. Так будет и сейчас: выиграл – добивайся новых целей. Эмоции были яркими, но они в прошлом. Мысли только о новом сезоне, о 14 июля, когда сыграем в Суперкубке с «Локомотивом».

— С вами все понятно. Но допускаете ли вы, что синдром достигнутой цели охватит команду, и ей придется всыпать перца под хвост?
— Это была бы самая большая ошибка, которую могут совершить мои игроки. Победить единожды тяжело, но это может каждый. Выигрывать постоянно намного труднее. Не надо нам ошибок из прошлого. Я хочу серьезного отношения, хочу победить в следующем чемпионате! Сейчас все вернутся из сборных, и предстоит беседа. Игроки уже знают ход моих мыслей, а кто не согласен, всегда может постучать в мою дверь и сказать: «Я пас». Ни в коем случае не позволю команде расслабиться и пережить тот синдром, о котором вы сказали.





 

другие новости
 
Карта Гладиатора
Spartak Camp 2017
Титульный партнер Чемпионата России по футболу
Титульные партнеры клуба
rgs
luknike
logo


Copyright 2017 АО ФК «Спартак-Москва»


vincinelli