«Однажды я играл за детдом. Под другой фамилией». Роман Зобнин, каким вы его не знали
Полная версия интервью Романа и его старшего брата для программы «География сборной».
«Однажды я играл за детдом. Под другой фамилией». Роман Зобнин, каким вы его не знали

Роман Зобнин: Когда в декабре 2010-го выяснилось, что Россия будет принимать чемпионат мира, у меня и мысли не было, что попаду в сборную. Тогда я просто хотел стать футболистом и не рассчитывал, что так далеко пройду. Думал: ну, вторая лига. Максимум: первая.

Александр Зобнин, брат: В любви к футболу нас во дворе особо никто не поддерживал, так что играли вдвоем – я и Рома. Мастерили ворота из кирпичей и камней. Рома в них становился, а я бил. Играли и в минус тридцать, и в минус сорок градусов, так что утеплялись, надевая на себя всю одежду, какая у нас была.

Роман: В Иркутске много деревянных домов, где раньше селили декабристов. В одном из таких домов мы и жили – тридцать пять квадратных метров. У нас даже были пожары – у соседей горели гаражи и дома. Горячей воды не было, папа купил баллон для нагревания, и мы купались по очереди: два человека сегодня, два – завтра. Когда мы ездили в гости к тете и проезжали мимо плотины на Ангаре, я спрашивал родителей: «А если с плотиной что-то произойдет?» — «Тогда наш дом затопит».

Брат: Роме в детстве нравился «Ювентус». Мечтал, чтобы ему подарили майку этого клуба. Мечта исполнилась.

Роман: Да не болел я ни за кого в детстве. Ту майку, кажется, тетя подарила. В Иркутске все матчи показывали ночью, и я даже не мог посмотреть футбол. Разве что на матчи сборной России просыпался.

Брат: В детстве, если прогуливал школу, я шел не в спортзал играть в футбол, а в аэропорт – самолеты смотреть. Мне это очень нравилось. От моего дома до аэропорта – минут пятнадцать пешком. Футболом же мы с Ромой занимались в разных школах. Он в «Динамо», а я в «Звезде».

Роман: Мой просмотр в футбольной школе проходил рядом со стадионом «Труд». Снег, минус пятнадцать, а то и холоднее. На первой тренировке я назабивал кучу голов и в тот же день тренер Сергей Духовников отправил меня к ребятам постарше – на два-три года. И дал мне кличку Ромарио – наверно, потому что я хорошо работал с мячом. Духовников меня очень любил. Устраивал мне поездки на турниры с другими командами. Однажды я играл даже за детдом. Мы поехали в Москву на поезде. Под другими фамилиями. Нас заставляли учить, кто ты и какого года. Потом играли в Москве с такими же ребятами из детдома. В нашей команде кто-то и правда был из детдома плюс мы, пять-шесть футболистов.

Брат: Когда мы с Ромой начинали играть в футбол, искусственных полей не было. Тренировались на асфальте, на резинке, на кочковатых полях.

Роман: Где-то лопухи росли, где-то одуванчики. Мне было все равно: дайте любую площадку, и буду играть.

Брат: Если житель Иркутска хочет стать футболистом, ему нужно вовремя оттуда уехать. Рома уехал в одиннадцать лет.

Роман: В первые полгода в Тольятти было тяжело. В детском коллективе такое бывает – ко мне присматривались, кто-то даже не общался со мной. Был случай: я играл в автоматы, где машинки ездят. Подошел парень моего возраста: «Вставай. Хочу играть». Я не уступил. Слово за слово, начали драться. У него – фингал под глазом. У меня – кровь из носа.

Брат: Рома уехал в тольяттинскую академию на четыре месяца раньше меня. Мама приезжала к нам раз десять в год. Привозила омуля – не только нам, но и друзьям Ромы по команде. Я больше люблю омуль холодного копчения. Рома – горячего.

Роман: Когда возвращался в Иркутск из Тольятти, у нас была традиция: посидеть на берегу Байкала, покушать рыбку. Сейчас бы тоже не отказался от этого. Там отдыхаешь от всего – очень умиротворенно. Но чаще не я ездил домой, а мама – в Тольятти. Четыре дня на поезде в один конец.

Роман: Потом у меня случился конфликт с тренером академии Коноплева Белоусовым. Он заменил меня после перерыва игры в Самаре на первенство области. Я не сдержал эмоций. Сказал ребятам: «Ухожу отсюда. Хочу играть. Поеду в «Спартак». Кто-то из персонала услышал это и доложил тренеру. Тот позвонил моей маме: «Что он говорит! Подговаривает ребят уезжать. Что мне с ним делать? Буду наказывать». — «Тогда я его заберу», — сказала мама.

Брат: Мы были уверены, что, если Рома уйдет из Тольятти, его возьмет любая другая школа. Рома поехал с мамой в «Спартак», но тренер там в нем что-то не увидел. Он вернулся в Иркутск, и ему позвонил директор тольяттинской академии – позвал обратно. Не могли они без него.

Роман: Директор сказал: «Мы плохо играем. Мало голов. Скатились на третьи-четвертые места». Я вернулся и помирился с Белоусовым. Правда, снова пришлось полгода привыкать – в команде появились новые ребята, а те, кого я знал, повзрослели.

Брат: Из одной из первых зарубежных поездок Рома привез полотенце с символикой «Барселоны» и изображением Месси, Это’О и Роналдинью. Но чаще всего из поездок он привозил титул лучшего игрока.

Роман: С академией Коноплева мы каждый год бывали за рубежом. На турнире во Франции жили по два-три человека во французских семьях – кушали у них дома, ночевали, потом они возили нас на игры.

Во время стажировки в «Челси» с Ильей Кутеповым мы не только тренировались, но и ездили играть в гольф, на экскурсии по Лондону. Звезд «Челси» мы немножко стеснялись. Я просил Кутепова, прям уговаривал: «Давай сфотографируемся с ними. Автограф возьмем». А он: «Да ладно. Мы сюда еще вернемся» (кстати, с Ильей мы скоро будем соседями – купили жилье в одном месте и поселимся через четыре дома друг от друга).

Еще помню, проиграли «МЮ» 3:4, и в том матче очень сильно выделялся Аднан Янузай. У нас же в атаке феерил Артур Файрузов, которым был моим лучшим другом в академии. Он забивал по пять-шесть голов в каждой игре, считался очень перспективным, но травмировал голеностоп, и футбольная карьера у него, к сожалению, не сложилась.

Брат: Поиграв в Томске и Курске, я вернулся в Иркутск и после сезона во второй лиге начал задумываться о том, что нужно что-то менять в своей жизни. Я понял, что люблю авиацию больше, чем футбол. И решил, что лучше мне заниматься любимым делом. Поступить – по примеру отца – в авиационное училище было не так просто. Представьте: в двадцать два года повторить всю школьную программу! Как раз весной, когда мы готовились к сезону в Крымске, я после тренировок занимался в гостинице – вспоминал физику, математику, русский язык.

Самое захватывающее в авиационном обучении – летная практика. Она начиналась со второго курса, и я с нетерпением ждал, когда наконец подниму самолет в небо. Захватывающее ощущение – особенно когда рядом не инструктор, а такой же начинающий летчик, как ты. Страшно не было – иначе я бы туда не пошел. Было интересно.

Роман: Играть во второй лиге за Тольятти тоже было очень интересно. Это же первое соприкосновение со взрослым футболом. Помню свой дебют: вышел против «Уфы» и первым же касанием мог забить, но не реализовал выход один на один. Тогда интересно было даже ездить десять часов на автобусе в какую-то непонятную деревню. Когда играешь за «Спартак» в премьер-лиге и хочешь на что-то пожаловаться, полезно вспомнить, на каких полях и при каком судействе играл в восемнадцать лет.

На один из наших матчей пришла с подружкой Рамина, моя будущая жена. Зрителей было немного, человек двести-триста, так что разглядеть ее было легко. Она мне понравилась, и я в тот же вечер пригласил погулять. Мой друг по команде Влад Овсянников помог выбрать цветы. Прилично, конечно, потратился, зарплата-то была небольшая, но оно того стоило. До этого вообще никому цветы не дарил, хотя у меня и раньше были отношения с девушками.

Брат: Познакомившись с Раминой, Рома прислал мне ее фото. Спросил, нравится ли она мне внешне. А потом постоянно спрашивал: «Что ей подарить?»

Роман: Рамина выбрала мне номер. Когда я попал в дубль «Динамо» и можно было выбирать номера от сорокового, спросил ее: «Какие тебе цифры нравятся?» — «Четыре и семь». С тех пор играю под 47-м.

Двинуться дальше и перейти из Тольятти в «Динамо» мне помог мой агент Геннадий Голубин. А ребята, у которых не было агента, закончили с футболом или играют во второй лиге.

Когда ехал «Динамо», я не знал, что меня ждет. Будущее было в тумане. Знал только, что поселиться нужно рядом с Новогорском. В итоге половина зарплаты уходила на аренду квартиры в Химках. Но как-то выкручивался: кушал на базе и привозил оттуда еду Рамине. На продукты не тратился, на транспорт тоже, потому что мы жили напротив «Меги», и можно было ходить туда пешком. Если нужно было в Москву, ехали на маршрутке до «Планерной» и на метро в центр.

Когда я только пробивался в основу «Динамо», появились слухи, что мной интересуется «Манчестер Юнайтед». На следующий день на мое место в динамовской раздевалке повесили отфотошопленный плакат, на котором я в футболке «МЮ».

Роман: Я не люблю смену обстановки, поэтому очень долго думал над предложением «Спартака». Но выбора не было, надо было развиваться, и я пошел в «Спартак». Ожидал худшего, но Комбаров, Глушаков и Ребров мне здорово помогли, и я освоился за один сбор. Мы до сих пор – одна семья.

Помню момент, когда начал верить, что мы можем стать чемпионами. Мы выиграли у «Анжи», и тренер на эмоциях сказал: «Если не выиграете чемпионат, я всех убью, повешу!» После этого у меня выросли крылья.

Брат: Матч за сборную, в котором Рома получил тяжелую травму, мы с друзьями смотрели в баре. Еще до повтора я – как бывший игрок – сразу почувствовал: все серьезно. Рома поехал на МРТ, а я всю ночь не спал – ждал результатов. Для всей семьи это был удар. Мы очень за него переживали и поддерживали как могли. И не только мы.

Роман: Профессор Мариани, оперировавший меня, — добрый старичок. Всегда спрашивал: «Как самочувствие?» Операцию сделал ювелирно, качественно и быстро. За сорок минут. А в России такие операции делают полтора часа. Чем дольше у тебя в колене копаются, тем дольше ты потом восстанавливаешься. На следующий же день после операции Мариани отправил меня в зал, и я занимался через ужасную боль.

Брат: Когда смотрели видео болельщиков, желавших Роме выздоровления, наворачивались слезы. Слезы радости от того, что наши люди могут так поддержать человека в трудный момент.


Дата публикации: 26 апреля 2018, 11:00
Поделиться

Главные новости

Титульный партнер Чемпионата России по футболу
Росгосстрах
Наши партнеры
ЛукойлОткрытие банкГород на реке ТушиноНайкWinline
Спортивный клуб ЛукойлНиссанТрехгорноеGenesisЭкто100Карты лукойлGorenjeBQBOSSTechnoGymУправляющая компания КапиталНФПРиРR.O.C.S.Управляющая компания Менеджмент - центрРусское радиоUberШишкин лесСДК ГарантLaufenn
Официальный сайт футбольного клуба «Спартак» Москва . Самый титулованный футбольный клуб России. Основан в 1922 году.
Создание и поддержка сайта:
Титульный партнер Чемпионата России по футболу
Росгосстрах
Наши партнеры
Лукойл
Город на реке ТушиноОткрытие банкWinline
Найк
Карты лукойлGenesisЭкто100
НФПРиР
НиссанСпортивный клуб ЛукойлТрехгорное
СДК Гарант
GorenjeBQУправляющая компания Капитал
Laufenn
BOSSTechnoGymR.O.C.S.
Uber
Русское радиоУправляющая компания Менеджмент - центрШишкин лес
Официальный сайт футбольного клуба «Спартак» Москва . Самый титулованный футбольный клуб России. Основан в 1922 году.
Создание и поддержка сайта: